Ил. 54. Э.-М. Фальконе. Памятник Петру I. 1782. Ленинград

Ил. 56. Ф. И. Шубин. Портрет А. М. Голицына. Мрамор. 69X58X40. 1775. ГТГ
img032.jpg (780×1200)
Ил. 57. Ф. И. Шубин. Портрет М. В. Ломоносова. Бронза. 73,5 X 46,5 X 29. До 1793. ГТГ

Ил. 58. Ф. И. Шубин. Портрет Павла I. Бронза. 74X53X22. 1800. ГТГ
Ил. 55. Ф. Г. Гордеев. Прометей. Металл. 59 X 85 X 62. 1769. Отлив XIX в. ГРМ
Ил. 55. Ф. Г. Гордеев. Прометей. Металл. 59 X 85 X 62. 1769. Отлив XIX в. ГРМ

Ил. 60. М. И. Козловский. Поликрат. Гипс. 114X56X42. 1790. ГРМ

Ил. 59. М. И. Козловский. Яков Долгорукий, разрывающий царский указ. Мрамор. 90X43X31. 1797. ГРМ

Ил. 61. М. И. Козловский. Памятник А. В. Суворову. 1800-1801. Ленинград

Во второй половине XVIII века скульптура достигает больших успехов. Вливаясь в общее русло европейского классицизма, русская пластика приобретает отчетливо выраженное неповторимое национальное своеобразие. Развиваются все ее виды и жанры: монументальная скульптура, портретная и садово-парковая пластика, медальерное искусство. Создаются украшения многочисленных архитектурных сооружений.

Используя чаще всего античные мифологические сюжеты, русские скульпторы утверждают значительные философско-этические идеи, выражая в художественных формах национальные и гражданские идеалы своего времени, сохраняя при этом конкретность образного мышления, живое ощущение натуры.

Во второй половине XVIII века возникают произведения, созвучные духу эпохи, даже когда они выполнены иностранными мастерами. Речь идет прежде всего о памятнике Петру I Э.-М. Фальконе (1716-1791), так называемом "Медном всаднике" (ил. 54). Его открытие в 1782 году стало выдающимся событием общественной и культурной жизни России. Этьенн Морис Фальконе показал Петра I законодателем и преобразователем государства, выразив его историческую роль так, как понимали ее современники. Символика заложена в композиционно-пластическом строе памятника. Петр I изображен на вздыбившемся коне над дикой скалой - пьедесталом. Скульптор передал неудержимо-стремительное движение всадника, огромную и властную силу утверждающего жеста его правой руки. Памятник организовал широкое пространство площади у Адмиралтейства, связал Петербург с просторами Невы, метафорически емко выразил политический смысл деятельности Петра I, прорубившего для России "окно в Европу". Не случайно он нашел отражение в многочисленных произведениях русской художественной литературы. Проникновенно понял образ памятника А. С. Пушкин:

Не так ли ты над самой бездной

На высоте уздой железной

Россию поднял на дыбы?

Замечательные плоды принесла педагогическая деятельность француза Н.-Ф. Жилле - профессора Академии художеств. В отличие от ежегодно сменявшихся иностранных преподавателей живописных классов он проработал в Академии 20 лет, и на посту профессора класса исторической скульптуры его сменили воспитанные им ученики. Именно от Жилле исходила инициатива организации натурного класса. Сам он вел там занятия и для живописцев, и для архитекторов и графиков. По инициативе и под руководством Жилле формируется коллекция слепков с произведений античности и мастеров XVI-XVIII веков. Его учениками были почти все крупные скульпторы: Ф. И. Шубин, Ф. Г. Гордеев, М. И. Козловский, И. П. Мартос, И. П. Прокофьев, Ф. Ф. Щедрин, работавшие во второй половине XVIII и первой трети XIX века.

Ф. И. Шубин (1740-1805). Обширная серия портретов, поражающая глубиной содержания, силой сходства и профессиональным мастерством, была выполнена Ф. И. Шубиным. Федот Иванович Шубин родился на севере в семье холмогорских крестьян. В детстве он познакомился с резьбой по кости, процветавшей среди поморов. Тогда и зародилась его любовь к искусству. В 1759 году Шубин приехал в Петербург и вскоре был зачислен в незадолго до того открытую Академию художеств. Получив по окончании учебы Большую золотую медаль, он был удостоен пенсионерской поездки в Париж и Рим. Там он пристально изучал античные произведения.

По возвращении в Петербург в 1773 году Шубин исполнил бюст князя А. М. Голицына (1775, ил. 56), мастерски запечатлев характер, внутренний мир вельможи, умного дипломата, тонкого ценителя искусств и, вместе с тем, типичного придворного. Артистически непринужденно переданы поворот головы Голицына, его чуть надменная и даже саркастическая улыбка. Затем им была создана целая галерея портретов современников. Одним из достижений скульптора является портрет П. А. Румянцева-Задунайского - героя битвы при Калуге (1778). Шубин проявил редкостное умение так одухотворить лицо, что даже некрасивые черты полководца производят обаятельное впечатление. К тому же кругу произведений надо отнести и не менее совершенные и разные портреты М. Р. Паниной, З. Г. Чернышева, И. С. Барышникова, изваянные в то же десятилетие. Русская знать считала за честь портретироваться у Шубина, тем более, что за бюст Голицына Екатерина II наградила скульптора золотой табакеркой и приказала "никуда его не определять, а быть собственно при его величестве".

От 1780-х годов сохранилось значительно меньше бюстов, созданных Шубиным: в это время его внимание было сосредоточено на декоративных работах. Он исполнил серию портретных изображений великих князей для Чесменского дворца, исторические рельефы и аллегорическую скульптуру для Мраморного дворца, скульптурное убранство Троицкого собора Александро-Невской лавры.

Глубиной и сложностью характеристики отличаются портреты Шубина 1790-х годов. Об этом свидетельствуют бюсты А. А. Безбородко, П. Шварца, Павла I (1800, ил. 58). Портрет своего земляка М. В. Ломоносова (до 1793, ил. 57) Шубин исполнил по воображению, лишив его всякой парадности, передав проникновенный ум и глубокую человечность. Иной художественный образ он создает в портрете Павла I. Композиция этого бюста строится по законам парадного репрезентативного портрета. Пропорции фигуры, поза, черты лица воспроизведены буквально, с изумительно тонкой и богатой моделировкой форм и деталей. В этом произведении Ф. И. Шубин сумел с удивительной глубиной раскрыть образ Павла I во всей его сложности и противоречивости: отталкивающие черты характера сочетаются с величественностью, что отличало Павла I.

Шубин вписал блестящую страницу в историю русской скульптуры, достигнув большой глубины в воплощении характеров, выразив высокое представление своих современников о духовной ценности человеческой личности. Усвоив опыт европейской пластики, ее технические приемы, понимание стиля, он своим самобытным творчеством вместе с соотечественниками-живописцами поднял жанр портрета на новую качественную ступень.

Ф. Г. Гордеев (1744-1810). Федор Гордеевич Гордеев, соученик и младший сверстник Шубина, всю жизнь был тесно связан с Академией художеств. Вскоре после возвращения из пенсионерской поездки он начал преподавать, а после отъезда Жилле возглавил скульптурный класс, был избран директором Академии.

Первая самостоятельная работа Ф. Г. Гордеева, завершившая период ученичества, - "Прометей" (1769, ил. 55) - представляет собой пример разработки античного сюжета современными художественными средствами, с использованием натурной работы. Гордеевым были созданы многочисленные скульптурные композиции и рельефы, украсившие здания Петербурга и пригородов столицы (фасады Академии художеств, Старого Эрмитажа, Казанского собора и многое другое). Он руководил всеми литейными работами, осуществлявшимися в Академии художеств в конце XVIII века. Наиболее значительные произведения были созданы Гордеевым в жанре мемориальной пластики, создателем которой в России он в сущности является. Это надгробия Н. М. Голицыной, А. М. Голицына и Д. М. Голицына.

М. И. Козловский (1753-1802). Михаил Иванович Козловский был особенно характерным мастером своего времени прежде всего потому, что он работал в историческом жанре. Одиннадцати лет он поступил в Академию художеств. Здесь он скоро выделился своим дарованием не только в скульптуре, но и в рисунке. В 1773 году он был удостоен Большой золотой медали и послан пенсионером в Италию и Францию. Сильное впечатление на него произвели Рафаэль, Пуссен и особенно Микеланджело. Козловский много работал с натуры, стараясь показать красоту и совершенство человека. Для его произведений характерна неизменная близость к натуре. Это проявилось уже в композиции "Бдение Александра Македонского" (1780-е гг.), где изображен знаменитый герой древности, готовящий себя к подвигам.

В разгар революционных событий во Франции в 1789 году, Козловский оказался в Париже, где был руководителем русских пенсионеров. Там им была выполнена скульптура "Поликрат" (1790, ил. 60). Трагическая тема страдания легендарного царя была созвучна времени и глубоко человечно передана русским мастером.

В произведениях 1790-х годов Козловский использует античные образы, наполняя их современным героическим содержанием, связывая с выдающимися победами русского оружия. Тогда им был создан "Геркулес на коне" (1799), воспринимавшийся как символ суворовских побед в русско-австрийской кампании. Он обращался и непосредственно к героям русской истории ("Яков Долгорукий, разрывающий царский указ", 1797, ил. 59).

В 1801 году Козловский исполнил ставшую знаменитой статую "Самсон, разрывающий пасть льва". Она была предназначена в качестве декоративной группы для центрального фонтана Петергофа, и образ героя воспринимается как памятник неувядающей славы русского народа. (Скульптура была утрачена в годы фашистской оккупации и была воссоздана в 1947 году.)

В конце своей жизни Козловский приходит к большим формам пластики, ярче всего проявив себя в памятнике А. В. Суворову (1800-1801, ил. 61), установленном в Петербурге на Марсовом поле. В нем скульптор передал лишь очень отдаленное сходство с Суворовым, изобразив его в облике бога войны Марса в античных доспехах и шлеме. Порывистость движения, энергичный поворот головы - все подчеркивает героический характер образа великого полководца. Содержание памятника наиболее полно раскрывается при круговом обходе.

Ф. Ф. Щедрин (1751-1825). Феодосий Федорович Щедрин с 1764 по 1772 год учился в Академии художеств у Н.-Ф. Жилле, а по получении Большой золотой медали за рельеф "Изяслав Мстиславович на поле брани" был послан в пенсионерскую поездку в Италию и Францию. Вернувшись в Петербург в 1785 году, Щедрин несколько лет спустя начал преподавать в Академии художеств. Из его ранних произведений широкую известность получили "Марсий" (1776) и "Спящий Эндимион" (1779). Крупнейшими работами, исполненными после возвращения из-за границы, были статуи "Венера" (1792) и "Диана" (не позднее 1798).

Щедрин принял деятельное участие в замене обветшавшей скульптуры Большого каскада Петергофа. Он исполнил группы сирен, статуи Персея и Невы, достигнув органического сочетания жизненной правды и декоративности, связи пластики с окружающей природой и архитектурным ансамблем, тонко почувствовав праздничный и торжественный характер Большого каскада. Над его декоративным убранством в ту пору работали также Ф. И. Шубин, М. И. Козловский, И. П. Прокофьев.

Новые принципы связи пластического образа с архитектурой, разработанные Щедриным, нашли яркое воплощение в его скульптурах, украшающих здание Адмиралтейства в Петербурге. Выполненные им скульптурные группы, стоящие по сторонам центральных ворот Адмиралтейства - "Морские нимфы" (1812, ил. 95) - отличаются монументальностью и гармоничностью. В этих аллегориях Щедрин воспел величие России как морской державы, передал торжество человека над силами природы.

И. П. Прокофьев (1758-1828). Иван Прокофьевич Прокофьев - младший современник Шубина, Козловского, Гордеева и Щедрина, в период ученичества прошел все обязательные ступени академической системы. Его учителями в скульптурном классе были Н.-Ф. Жилле и Ф. Г. Гордеев. В 1779 году Прокофьев закончил Академию и, удостоенный Большой золотой медали, был послан пенсионером в Париж.

По возвращении в Россию, за группу "Актеон, преследуемый собаками" он получил звание академика. С 1800 года он профессор, а затем - руководитель скульптурного класса.

За годы творческой деятельности скульптором было создано более 400 произведений станковой и декоративной скульптуры. Творчество этого мастера отличается разнообразием и во многом предваряет достижения русской скульптуры следующего периода.

Прокофьев работал и в технике терракоты, создав парные бюсты А. Ф. и А. Е. Лабзиных (1800). Как и все крупные скульпторы конца XVIII века, он участвовал в оформлении Казанского собора, для которого исполнил фриз "Медный змий". Рельефы Прокофьева украшают интерьеры Академии художеств, Павловский дворец. Для петергофских фонтанов им были вылеплены "Пастушок Акид", "Волхов", парный "Неве" Щедрина, и тритоны.

Первоисточник: 
История русского искусства. Ответственные редакторы И.А. Бартенев, Р.И. Власова - М.,1987
 
 
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите  Ctrl  +  Enter  .
ЕЖЕГОДНЫЙ КОНКУРС ЛУЧШИХ РАБОТ ВЕРНИСАЖА И ВЕБ-ПОРТФОЛИО
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, неработающая ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта. Выделите ошибку и нажмите Ctrl+Enter.