В Италии Иванов ни на минуту не забывал о далекой родине, ее нуждах и о задачах русского искусства, о котором он размышлял и в будущее которого он верил. Он прекрасно понимал, что дело не только в профессиональной подготовке, даваемой в Академии художеств, чья роль в искусстве, по мнению художника, становилась второстепенной. "У нас в России находится много людей с прекрасными талантами к живописи, - говорил он. - Но великих живописцев не выходит из них потому, что они не получают никакого образования. Владеть кистью - этого еще очень мало для того, чтобы быть живописцем. Живописцу надобно быть вполне образованным человеком..."

Цв. ил. IV. А. А. Иванов. Явление Христа народу. X., м. 540X750. 1837-1857. ГТГ
Цв. ил. IV. А. А. Иванов. Явление Христа народу. X., м. 540X750. 1837-1857. ГТГ
Ил. 108. А. А. Иванов. Явление Христа народу. X., м. 540 X 750. 1837-1857. ГТГ. Фрагмент
Ил. 108. А. А. Иванов. Явление Христа народу. X., м. 540 X 750. 1837-1857. ГТГ. Фрагмент
Ил. 109. А. А. Иванов. Две головы раба. Этюд к картине 'Явление Христа народу'. Б., м. 51,5X70,5. 1830-1850-е гг. ГРМ
Ил. 109. А. А. Иванов. Две головы раба. Этюд к картине "Явление Христа народу". Б., м. 51,5X70,5. 1830-1850-е гг. ГРМ
Ил. 110. А. А. Иванов. Семь мальчиков. Этюд. X., м. 43,7 X 64,5. 1830-е гг. ГРМ
Ил. 110. А. А. Иванов. Семь мальчиков. Этюд. X., м. 43,7 X 64,5. 1830-е гг. ГРМ
Ил. 111. А. А. Иванов. Две головы раба. Этюд к картине 'Явление Христа народу'. Б. на х., м. 43,1 X 57,4. 1830-1850-е гг. ГТГ
Ил. 111. А. А. Иванов. Две головы раба. Этюд к картине "Явление Христа народу". Б. на х., м. 43,1 X 57,4. 1830-1850-е гг. ГТГ
Ил. 112. А. Г. Венецианов. Утро помещицы. Дер., м. 41,5X32,5. 1823. ГРМ
Ил. 112. А. Г. Венецианов. Утро помещицы. Дер., м. 41,5X32,5. 1823. ГРМ
Ил. 113. А. Г. Венецианов. На жатве. Лето. X., м. 60X48,3. 1820-е гг. ГТГ
Ил. 113. А. Г. Венецианов. На жатве. Лето. X., м. 60X48,3. 1820-е гг. ГТГ
Ил. 118. П. А. Федотов. Портрет Н. П. Жданович. X., м. 24,5X 19. 1849. ГРМ
Ил. 118. П. А. Федотов. Портрет Н. П. Жданович. X., м. 24,5X 19. 1849. ГРМ
Цв. ил. III. П. А. Федотов. Сватовство майора. X., м. 58Х 75. 1848. ГТГ
Цв. ил. III. П. А. Федотов. Сватовство майора. X., м. 58Х 75. 1848. ГТГ
Ил. 119. П. А. Федотов. Вдовушка. X., м. 63X48. 1851-1852. ГТГ
Ил. 119. П. А. Федотов. Вдовушка. X., м. 63X48. 1851-1852. ГТГ
Ил. 120. П. А. Федотов. 'Анкор, еще анкор!'. X., м. 34,5X46. Ок. 1851. ГТГ
Ил. 120. П. А. Федотов. "Анкор, еще анкор!". X., м. 34,5X46. Ок. 1851. ГТГ

Сам Иванов много читал, изучал историю христианства. Он был внимателен к революционным событиям 1848 года в Западной Европе. "События, которыми были окружены, навели меня на ряд мыслей, от которых я не мог больше отделаться, годы целые занимали они меня, и когда они начали становиться яснее, я увидел, что в душе нет больше веры", - писал он А. И. Герцену.

Завершая "Явление Христа народу", Иванов пришел к грандиозному замыслу создать эпические монументальные полотна, сопоставив эпизоды дохристианских мифов с евангельскими легендами, выразить в художественных образах общечеловеческий смысл жизни. Это, однако, оставалось мечтой, хотя в акварельных "библейских эскизах", представляющих "историю исканий человечества", он достиг неслыханной свободы творчества, понимания пространства, пластики, колорита, экспрессии форм.

У Иванова складывались новые представления об искусстве. "Живопись нашего времени должна проникнуться идеями новой цивилизации, быть истолковательницею их... Искусство, развитию которого я буду служить, будет вредно для предрассудков и преданий (так в прогрессивной русской печати 1850-х годов называли официальные и религиозные воззрения. - Ред.), это заметят, скажут, что оно стремится преобразовать жизнь, - и знаете... оно действительно так", - говорил художник. Любопытно, что, вернувшись в Россию в 1858 году, он встречался с Н. Г. Чернышевским, благодаря которому известны эти слова Иванова. Смерть Иванова не дала осуществиться грандиозным замыслам гениального живописца, но его искусство было высоко оценено уже его преемниками - художниками второй половины XIX - начала XX века. Оно было развито в творчестве Н. Н. Ге, И. Е. Репина, В. Д. Поленова, В. И. Сурикова и М. А. Врубеля.

Бытовой жанр. В первой половине XIX века бытовой жанр в живописи стал равноправной и важной отраслью искусства. Художники сделали предметом изображения поэтического и правдивого искусства самые будничные, прозаические мотивы повседневной русской жизни, внося новую, живую струю, разрушая классицистическую систему, что было начато еще романтизмом. Ко второй половине 1840-х годов жанровая живопись выдвинулась на одно из важнейших мест в русской национальной художественной школе, наиболее последовательно выразив реалистические и демократические искания эпохи. Это со всей отчетливостью и полнотой прослеживается в творчестве крупнейших представителей бытового жанра А. Г. Венецианова и П. А. Федотова.

А. Г. Венецианов (1780-1847). Алексей Гаврилович Венецианов не получил систематического художественного образования, и его творчество не связано с Академией художеств. Он родился в Москве в семье небогатого купца. У Венецианова рано пробудились художественные склонности, но он был вынужден совмещать изучение живописи со службой в качестве землемера в различных ведомствах. В 1802 году он приехал в Петербург, где брал уроки живописи у В. Л. Боровиковского. Венецианов работал в столице в основном в начале XIX века как портретист и график. К раннему периоду относится "Неизвестный в испанском костюме" (1804), портреты А. И. и А. С. Бибиковых (1805-1809), в которых ощущается влияние учителя. В сравнении с портретами, созданными в те же годы О. А. Кипренским, в произведениях Венецианова человек кажется более созерцательным и меланхоличным. В 1811 году художник за портрет инспектора Академии художеств К. И. Головачевского, сложный по композиции и тонкий по колориту, получил звание академика портретной живописи.

В 1820-х годах Венецианов отказался от работы в области портрета ради бытового жанра. Он поэтически передавал сцены деревенской жизни и крестьянского труда. В основу своего творческого метода он положил изучение действительности - "ничего не изображать иначе, чем в натуре является" и работать "без примеси манеры какого-либо художника". Вместо идеализированных представителей народа, то героических, то сентиментальных, в русской живописи появились образы, основанные на внимательном и любовном изучении русского крестьянства. Свойственный искусству первой половины XIX века светлый и гуманный взгляд на человека выражен Венециановым в изображении хорошо знакомых ему крепостных крестьян (в 1818 году, выйдя в отставку, он большую часть времени жил в имении своей жены "Сафонково" в Тверской губернии). Но далеко не сразу поиски художника были приняты русским обществом. Его картины "Гумно" (1822-1824), "Утро помещицы" (1823, ил. 112), "Спящий пастушок" (1823-1824), "На пашне. Весна" (1820-е гг.), "На жатве. Лето" (1820-е гг., ил. 113), "Жнецы" (1820-е гг.), "Захарка" (1825) казались с точки зрения академической эстетики лишенными серьезного значения. До конца своей жизни Венецианов оставался художником официально едва признаваемым: консервативная профессура Академии художеств решительно препятствовала ему в его педагогических начинаниях, не давала возможности широко вести занятия по собственной "методе".

Бытовые сцены Венецианова отличаются простотой сюжета. Главным для Венецианова были не какие-либо случаи или события в жизни людей, а сам человек. Художник стремился воплотить национальный идеал русской красоты, видя его в первую очередь в одухотворенности и внутренней нравственной значительности образа. Особенно существенно, что представления о моральной чистоте и духовном здоровье человека для Венецианова неотделимы от образа народа, русского крестьянина.

Венецианов показал себя прекрасным мастером интерьера и пейзажа. Пейзажные фоны его полотен имеют самостоятельную художественную ценность: они отличаются правдивостью и поэтичностью в передаче скромной красоты среднерусской природы. В них много света и верно найдены живописные отношения. Это самое раннее утверждение в живописи национального мотива.

Творчество и большая педагогическая деятельность Венецианова, работавшего в трудных условиях, были своего рода самостоятельным подвигом. Из его мастерской в Петербурге и в Сафонкове вышли десятки молодых художников, которых он не только находил и учил, но часто еще кормил и одевал. Преподавание Венецианова резко отличалось от того, которое было принято в Академии художеств в 1820-х-1830-х годах. "Метода" художника состояла в том, чтобы "не давать копировать ни с чего" (в Академии художеств же начинали обучение с копирования чужих рисунков); то есть в основе обучения лежало постоянное изучение натуры. Ученики Венецианова рисовали и с гипсов, но особенно много работали над натюрмортами, составленными из простых и знакомых предметов, а затем писали интерьеры, вплоть до таких сложных, как залы Зимнего дворца и Эрмитажа. Много внимания уделялось также и живописи на открытом воздухе. Такая система подготовки позволяла ученикам Венецианова во многом опережать воспитанников Академии художеств.

Ученики Венецианова, как и сам учитель, преимущественно работали в области бытового жанра, причем еще более расширили его сюжетные границы. Они писали не только деревенские, но и городские сцены, изображали наряду с крестьянами горожан: мастеровых, солдат, своих приятелей-художников. Можно говорить о венециановской школе. Ее лучшие примеры - картины А. В. Тыранова "Мастерская братьев Н. Г. и Г. Г. Чернецовых" (1828) и А. А. Алексеева "В мастерской Венецианова" (1827). Близкое к ним по жанру полотно "Сборы художников на охоту" (1836) написал Е. Ф. Крендовский, который метко запечатлел жизнь и типы своего времени в картине "Площадь провинциального города" (1840-е гг.). Большая заслуга в обогащении бытовой живописи новыми образами принадлежит Л. К. Плахову, изобразившему в ряде своих произведений быт тружеников города: "Кучерская Академии художеств" (1834), "В кузнице" (1845), "В столярной мастерской" (1845).

Учеником Венецианова в 1840-х годах был крепостной Г. В. Сорока, дворовый человек помещиков Милюковых, которого художнику не удалось вызволить из крепостной неволи. Талантливый и проникновенный живописец, он создал ряд пейзажных произведений, точных и вместе с тем поэтичных ("Рыбаки", "Вид на озеро Молдино в Островках", конец 1840-х - начало 1850-х гг.). Глубокое понимание красоты простых, но типичных уголков русской природы, лирическое, как в русской песне, их восприятие, ставят Сороку в число оригинальных пейзажистов середины XIX века.

Педагогический метод Венецианова и его призыв учиться у натуры воспринял С. К. Зарянко - впоследствии профессор Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Среди его многочисленных учеников были видные мастера русской реалистической живописи второй половины XIX века.

П. А. Федотов (1815-1852). Творчество Павла Андреевича Федотова открывает этап критического реализма в русском искусстве. Его произведения проникнуты духом социальной сатиры.

Федотов учился в Московском кадетском корпусе, успешно окончив его, стал в 1833 году офицером лейб-гвардии Финляндского полка в Петербурге. Вскоре он начал посещать рисовальные классы, открытые в Академии художеств для "посторонних" учеников. Его ранние произведения, созданные еще в полку, свидетельствуют о внимании Федотова к окружающей жизни. Он не только рисовал портреты однополчан и карикатуры на начальников, но исполнял сложные в композиционном отношении акварели "Встреча в лагере лейб-гвардии Финляндского полка великого князя Михаила Павловича 8 июля 1837 года" (1838), "Бивуак лейб-гвардии Гренадерского полка" (1843) и "Бивуак лейб-гвардии Павловского полка" (1842-1843). Эти композиции, заказанные великим князем Александром Николаевичем, ничего общего не имеют с батальной живописью николаевского времени - условной и откровенно официальной. Близко зная офицеров и солдат, их службу и отдых, Федотов показал армейскую жизнь в правдивых сценах. Еще посещая рисовальные классы, Федотов проявил большую самостоятельность интересов и чуткость к разнообразным художественным явлениям. На его глазах складывалось творчество ряда русских жанристов. В Эрмитаже он восхищался "малыми голландцами" и фламандскими живописцами XVII века. Художник интересовался творчеством англичанина У. Хогарта и собирал его гравюры.

Желая стать нравоописателем народным, поддержанный в этом К. П. Брюлловым и И. А. Крыловым, Федотов в 1843 году вышел в отставку, чтобы целиком заняться живописью, зная, что впереди его ждут огромный труд и лишения.

Дарование Федотова развивалось под воздействием эстетических взглядов передовых общественных кругов 1840-х годов в обстановке борьбы прогрессивной печати за новое искусство. Он был близок Н. А. Некрасову и редакции журнала "Современник", через гравера Е. Е. Бернардского был знаком с идеями петрашевцев.

Еще в 1837 году, находясь в отпуске в Москве, Федотов написал акварелью портрет отца, трактовка которого носит бытовой оттенок, и композицию "Передняя частного пристава накануне большого праздника", совершенно очевидно навеянную только что поставленной на сцене московского Малого театра комедией Н. В. Гоголя "Ревизор". Сатирическое изображение современного ему общества он развил в сепиях середины 1840-х годов, живя в Петербурге: "Болезнь Фидельки", "Следствие кончины Фидельки", "Старость художника, женившегося без приданого в надежде на свой талант". Эти произведения еще многословны, прямолинейны по характеристикам, хотя заметно, что художник преодолевает гротескность образов, отходит от нарочитости контрастов и противопоставлений. В построении пространства главная роль отведена линейной перспективе, основное внимание Федотов уделяет рисунку, а не живописи. Лирической мягкостью и искренним сочувствием к участи бедных людей проникнуты образы двух художников в серии "Следствие кончины Фидельки". Драматизм свойствен композиции "Старость художника, женившегося без приданого в надежде на свой талант". Весьма примечательно, что в этих произведениях звучит тема утраченной мечты и унизительного положения задавленного нуждой живописца: она во многом автобиографична.

Талант Федотова быстро крепнул, развивался. Хотя художник рассматривал свои портреты, выполненные маслом, лишь как подготовительную работу к будущим сложным композициям, они приобрели самостоятельное значение как произведения, отличающиеся тонким психологизмом. Шедевр творчества Федотова - портрет Н. П. Жданович за фортепиано (1849, ил. 118). Живописен силуэт стройной девушки, богата пластика и мягка гармония голубых, белых, светлых и темных коричневых тонов. Лиричность образа усиливается благодаря красоте линейного ритма, свободной и вместе с тем точной моделировке формы. Федотов исполнил много портретов.

В годы, когда создавались последние композиции сепией, Федотов начал писать картину "Свежий кавалер. Утро чиновника, получившего первый крестик" (1846), и за короткий промежуток времени появились все произведения, которые составили славу художнику: "Разборчивая невеста" (1847), "Сватовство майора" (1848), "Завтрак аристократа" (1849-1851), "Вдовушка" (1851-1852), "Анкор, еще анкор!" (ок. 1851).

Картина "Свежий кавалер" еще несколько перегружена деталями, но Федотов уже сумел за единичным и случайным фактом увидеть главное - современные нравы и даже большее - общественные устои, изобразив чванливого чиновника-карьериста. Недаром журнал "Современник" писал, отзываясь о картине, что "гнев чиновника на свою кухарку в одинаковой степени достоин внимания искусства, как и гнев Ахиллеса".

Глубокого художественного осмысления жизни Федотов достиг в "Сватовстве майора" (1848, ил. III) - картине, появившейся на академической выставке. Она принесла ему популярность и звание академика. Здесь по существу та же тема, что и в картине "Разборчивая невеста". Но художник не прибегает к утрировке, находит новые средства для выражения жизненного содержания. Заметное влияние оказала на замысел художника комедия Гоголя "Женитьба", поставленная на сцене императорского театра в 1842 году. Это сказалось в группировке фигур, мимике и жестах характерных героев, лишь внешне благообразных: молодцеватый, бравый майор, миловидная кокетливая невеста, добродушный купец, хлопотливая купчиха, наконец, типичная сваха. Любовно и внимательно, хотя и без каких-либо лишних деталей, показал Федотов богатую обстановку купеческого дома. Но за рядовым, несложным событием - сватовством разорившегося дворянина-майора к купеческой дочери - возникает образ темного царства, звучит сатирическая интонация, осуждающая нравы господствующих классов. Очень тонко и верно понял талант Федотова Т. Г. Шевченко, который, ссылаясь на "Сватовство майора", писал, что для современного искусства "нужна ловкая, верная, а главное - не карикатурная (кисть. - Ред.), скорей драматический сарказм, чем насмешка".

Федотов творчески использовал и опыт академических мастеров композиции. Он отказался от условного построения пространства сцены. Вместо отвлеченных возвышенных героев и атрибутов, поясняющих иносказательный смысл образов, в картине среди конкретной бытовой обстановки действуют реальные персонажи. Группа, изображающая невесту и купчиху, выделенная светом, наибольшей моделировкой фигур, подчиняет себе все остальное в картине. А последовательно развивающееся действие объединяет отдельные эпизоды в единое целое. "Сватовство майора" отличается высоким композиционным и живописным мастерством.

Однофигурная картина "Вдовушка" (ил. 119) - одно из самых поэтических произведений Федотова. Это воплощение острой тоски художника по прекрасному, возвышенному и человечному в жизни.

В сравнении со всеми предшествующими картинами нет развернутого действия в небольшом полотне "Анкор, еще анкор!" (ил. 120), где Федотов показал молодого офицера, в отупляющей скуке проводящего вечер за вечером. Изменилась и стилистическая система художника: его живопись стала широкой и темпераментной. Щемящее настроение одиночества создается преимущественно колористическим решением, светом. В золотисто-коричневой темноте маленькой душной комнаты пламенеет красное пятно скатерти, освещенной мерцающим огоньком свечи, в оконце видны пустынная улица в зимнюю ночь и чистый снег под лунным сиянием. Колористическое решение - противопоставление красного и голубоватого - заставляет острее почувствовать трагический контраст между убивающим время офицером и безучастным к нему миром.

Федотов прожил свою короткую жизнь в нужде: его сатирическое искусство не могло получить признания в условиях реакции, обострившейся в России после революционных событий 1848 года в Западной Европе. Смерть художника прошла незамеченной в официальных художественных кругах, как, впрочем, обойдена была молчанием кончина Н. В. Гоголя и К. П. Брюллова. Однако через несколько лет после смерти Федотова его искусство - федотовское направление (как говорили уже в 1850-х годах) - стало школой для мастеров русской реалистической живописи середины и второй половины XIX века.

Первоисточник: 
История русского искусства. Ответственные редакторы И.А. Бартенев, Р.И. Власова - М.,1987
 
 
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите  Ctrl  +  Enter  .
КУЛЬТСОХРАНАГИТПЛАКАТ - Спам во имя культуры! Скопируй код плаката и вставь его в интернет!
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, неработающая ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта. Выделите ошибку и нажмите Ctrl+Enter.