Один из старейших советских мастеров пейзажной живописи Николай Петрович Крымов родился в 1884 году в Москве в семье художника. До 20-летнего возраста он учился у своего отца П. А. Крымова, овладев под его руководством техникой строго академического рисунка и основами живописи. В 1904 году он поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества и занимался в нем вплоть до 1911 года. Его учителями были выдающиеся мастера реалистической русской живописи, опытные педагоги В. А. Серов, Н. А. Касаткин и Л. О. Пастернак.

Многие годы Крымов вел и большую педагогическую работу; был профессором ВХУТемаса в Москве (1920—1922 годы), преподавал в Московском художественном техникуме имени 1905 года (1934—1939 годы).

В 1949 году он был избран членом-корреспондентом Академии художеств СССР, а в 1956 году ему было присвоено почетное звание народного художника РСФСР.

Превосходный мастер лирического пейзажа, Н. П. Крымов обладал своеобразной системой техники живописи, позволявшей ему с большой точностью и правдивостью передавать в своих произведениях разнообразные состояния природы. Живопись его отличалась тонкостью нюансов.

Большое влияние на формирование творческой манеры художника имело изучение живописных достижений непревзойденного мастера русского пейзажа И. И. Левитана.

Наблюдения и выводы Крымова легли в основу его системы тоновой реалистической живописи1.

Под «тоном» Крымов подразумевал степень светосилы цвета. Живопись он определял как «передачу тоном (плюс цвет) видимого материала». Найти общий тон в живописи — это значит правдиво и точно передать в пейзаже общее световое состояние природы, соответствующее определенному времени года или суток (утро, день, вечер). От верности взятого общего тона, характерного для данного состояния природы, зависит, по его мнению, правдивость передачи не только самого состояния природы, но и пространства.

Но для проверки правильности взятого тона необходим какой-то инструмент, так же как и в музыке с этой целью применяют камертон. Этим случайно найденным камертоном явилось для Крымова пламя зажженной спички. «Однажды в 1924 году я писал белый домик в Звенигороде. Был пасмурный день. Домик я тронул чистыми белилами, и он так и засверкал. Потом пришлось мне писать этот же домик в солнечный день. Дело у меня не ладилось. Много папирос выкурил я на сеансе, досадуя на себя, но ничего не получалось. И вдруг, зажигая очередную спичку и поднося ее к папиросе, я увидел, вернее, совершенно не увидел пламени спички. Оно слилось с белой, освещенной солнцем стеной, на уровне которой я держал спичку. Меня как будто осенило. Дождавшись серого дня, я повторил опыт со спичкой. И в этот раз ясно увидел пламя. Белая же стена рядом с границей пламени показалась мне далеко не белой, а значительно потемневшей. Я «понял тогда, что в моих руках — некий «камертон» светосилы. Пламя спички равно в природе белому, освещенному солнцем. В свою очередь, это белое равно белилам нашей палитры, как самому светлому тону, который имеется у художника»1.

Возрождение теории тоновой живописи и приведение ее на основе собственных наблюдений и выводов в стройную систему является заслугой Крымова. Благодаря этому многие молодые советские живописцы смогли понять сущность тоновой реалистической живописи больших мастеров прошлого (В. Серова, И. Левитана, К. Коровина, И. Репина) и овладеть ее методами.

__________

1 Тоновая теория Н. П. Крымова вызывает у отдельных художников возражения, в основе которых чаще всего лежит различное понимании ими и Н. П. Крымовым «тона» и противопоставление его цвету.

Первоисточник: 
КАК РАБОТАЮТ МАСТЕРА ЖИВОПИСИ. А.В. Виннер. М., 1965
 
 
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите  Ctrl  +  Enter  .
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, неработающая ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта. Выделите ошибку и нажмите Ctrl+Enter.